воскресенье, 11 мая 2014 г.

Два рассказа о войне

Память сердца
Не поверите, но этот рассказ писала в Тунисе, на отдыхе. Было это за неделю до самого дорогого нашему сердцу праздника – Дня Победы. Прогуливаясь по берегу моря с подругой Надей, вспомнили об этом дне, для многих со слезами на глазах. Подруга рассказала о своих соседях - стариках, как жили они долго и счастливо, умерли в один день. Надо же, такое бывает. После их ухода осталась наследнику – любимому и единственному внуку – двухкомнатная квартира. Прошли похороны, из квартиры вывезли целый «Камаз» вещей. Вывезли всё подчистую и сгрузили около мусорных баков. Люди суетились, кто-то приглядев себе что-то, тащил домой: обувь, вазы, репродукции известных картин. Увидев это, Наде стало не по себе, она знала этих хороших людей. Но что особенно резануло по сердцу – это стопка фотоальбомов и семейных портретов. «Господи! – крестились старухи, -- Иваны – родства не помнящие! Как и не жили люди. Выкинута на мусорку жизнь целого поколения. А что будет дальше? Когда внук внука вступит в положенное ему наследство, что выкинет он? Может, деда, не дождавшись его кончины, увезёт на свалку?»
Да, невесёлая картинка.

Вспоминаем, что же мы знаем о своих родных-участниках войны?. Мы не внуки, мы их дети, родившиеся через несколько лет после войны. Мало, очень мало.
Мой дядя Лев погиб в финскую войну, я его не видела, папа не воевал, работал на мельнице, молол зерно и голодал, такие строгие были времена. Мама во время войны работала на лесоповале, тоже голодала, очистки от картошки были едой. Отец мужа, Иван Максимович воевал на Ленинградском фронте пулемётчиком, был парторгом роты, два раза был ранен, прожил до 77 лет. Вот и все мои знания. Грустно, ничего уже не узнаю.
В сердце навсегда останется память о Леониде Фёдоровиче Андронове – бывшем фронтовике, бывшем директоре школы, где я начинала работать. Приходила к ним в гости в день Победы с хорошим вином, с подарками, с детьми и мы говорили долго и душевно. Он всегда удивлялся, что от него уже ничего не зависит, он давно пенсионер, что многие его забыли, многих уже нет на этом свете, а я о нём не забываю, прихожу.
Как забыть такого человека? Рос в семье, где было 5 детей, отец работал, а мать – по хозяйству. Все получили высшее образование. Лёня перед войной поступил на исторический факультет педагогического института, но учиться пришлось только после войны.
Леонид Фёдорович рассказывал: «Это случилось в марте 1943 года на Брянщине. Мы наступали около недели. Все были измотаны и очень мёрзли. Днём – оттепель, ночью – мороз. Валенки сырые, шинели промокшие ночью так застынут, что если стукнешь – звенит. Во время короткой передышки нашли овраг, развели костёр, вода уже в котелке закипала, ждём с товарищами: чайку попьём, отогреемся. Пополз в свой ров, всего в 20 метрах от оврага, за вещевым мешком. Только нагнулся, чтобы его взять – взрыв. Шести бойцов, что сидели у костра, не стало на белом свете, а я был ранен в руку осколком снаряда. Пришёл в себя и почувствовал, что рука в шинели набухает кровью»
До полевого госпиталя он добирался целые сутки. Рука посинела. Но всё обошлось. А правой руке даже работу нашли на две недели: узнали, что у Лёни среднее образование, дали поручение – вести документацию госпиталя. Оказывается и в то время требовалось оформлять много документов. Попросил логарифмическую линейку – её нашли у раненого артиллериста. А через несколько дней пришёл к Лёне офицер и пригласил служить в свой 611 гаубичный артиллерийский полк. С его лёгкой руки стал Леонид топографом, разведчиком, наблюдателем, командиром отделения разведки. Работа непростая: наблюдать цели, засекать, определять координаты, затем сообщать командирам батареи. Требовалась точность, аккуратность, знание математики.
Орёл ,Брянск, Смоленск, Варшава, Берлин – таков путь артиллериста Андронова.
«Считаете ли Вы, что родились под счастливой звездой?» -- поинтересовалась я у Леонида Фёдоровича.
«Судите сами по моим эпизодам из фронтовой жизни», -- ответил он и, помолчав, уточнил: на фронте должна быть удача. Если бы не ранение, не госпиталь, остался бы в пехоте. Сами понимаете, смог бы вернуться живым?
«Помню оборонительные бои в Белоруссии. Заболоченная местность, в окопах вода. Чтобы не делать окопы глубокими, сооружали насыпи. И вот однажды сидели ночью с бойцами на насыпи, наблюдали за звёздным небом. Тихо. Как будто и войны нет. Я с детства любил астрономию: рассказываю однополчанам о созвездиях Льва, Кассиопеи, Ориона. Вдруг заработал вражеский пулемёт, стрелял трассирующими пулями, веером. Оборачиваюсь. А один из друзей сел и притих – убили.
Шли бои под Орлом. Пошёл я с котелком до кухни, ложку забыл. Возвращаюсь в свой окопчик, на его месте – воронка от снаряда. Леонидом назвала меня мама в честь святого Леонида. Может он меня хранил?».
Сколько пережито за годы войны: смерть друзей, дни и ночи без сна, страдания, лишения. Но сердце не ожесточилось, оно осталось добрым.
После войны окончил институт, построил школу, работал учителем, директором, воспитал дочь и сына достойными людьми. Его очень любила жена, дети и внуки.
Дорогой моему сердцу человек не дожил до 65- летия Победы. Никогда не забуду ответ на мой вопрос: «Каким правилом Вы руководствовались в жизни в отношениях с людьми?»
«Надо всегда внимательно выслушать человека, проявив уважение, и только потом принимать решение».
Надя: «Я очень внимательно слушала тебя и приняла решение: напиши об этом человеке, он достоин хорошей памяти в сердцах людей.
И я написала это в Тунисе, в отеле, незадолго до Дня Победы.
Балерина.
Сидим с Ларисой Васильевной 13 апреля, в пятницу, в беседке, у её дома. Солнце, невероятно красивые бабочки пролетают, из земли проклюнулись нарциссы, хорошо, почти тихо и спокойно. Если не считать гула пролетающих самолётов и чириканья птичек. Разговариваем: о жизни, проблемах детей, успехах внуков и, конечно, как вести здоровый образ жизни и не болеть.
Лариса Васильевна неожиданно как-то грустно улыбнулась, а потом, задумчиво так: « Обещай, что напишешь о том, что я тебе расскажу. Может быть этой женщины и нет уже на свете, так сын её прочитает, поймёт, что так я прошу прощения».
« Ладно, рассказывай. Обещаю. Моё слово, как у русского купца – твёрдое. Слушаю.»
« Приехала я,-- начала Лариса Васильевна, -- в Санкт-Петербург 6 лет назад. Мужа у меня уже не было и всё этот рак проклятый. А какой был мужик, никогда не болел и здоровый образ жизни вёл и что ?
Одна я жить не могла, так решила. Детям помогаю, внуков воспитываю, работаю, но жить одной – это не моё. Посоветовала мне приятельница пойти в клуб знакомств, дала адрес. Как он назывался, теперь и не помню, то ли «Контакт», то ли «Комфорт», но надо было ехать до станции метро «Ломоносовская». Пришла, анкету написала, фотографию сделали, но мне она не понравилась, какая – то я на ней уставшая. Такая видно была в тот момент, как обычно, недосып, а хотелось бы получше фото. Но какое получилось. Сразу, сказали, видно, вы женщина весёлая, энергичная, образованная, симпатичная, быстро вам подберём подходящего мужчину. Воодушевилась. Потом пошли звонки, приглашения на вечера, но всё занята, то внуки, то работа. И вот звонок, видимо, от подходящего мужчины. Не смелый, робкий, но очень хотел бы встретиться, оказывается очень похожа на его бывшую, уже ушедшую в мир иной, жену. Встретились. Высокий мужчина, одет, как большинство питерских мужчин-рабочих, в чёрное, серое, одежда с рынка; лицо усталое, грустное. Андрей Фаустович. Дед назвал сына – Фаустом, дочь -- Маргаритой. Живёт с мамой, она не выходит на улицу, болеет, лет ей много. Дети взрослые: сын и дочь, но нет с ними хороших отношений, какие-то тяжбы из-за квартиры.
Пригласил к себе домой в Купчино. Приехала, нашла квартиру, а войти боюсь. Потом всё же позвонила. Встретил меня радушно, познакомил с мамой, попили чайку с тортиком.
Огляделась. Да, квартира требует ухода, так же как и мужчина и его мама. Не ошибся Андрей Фаустович, понимает, ему нужна такая, как я, непьющая, некурящая, спокойная, работящая и без запросов. Такая, чтобы в квартире – чисто, светло, уютно и спокойно. Настрадался от одиночества. Хочется изменить жизнь.
Я любопытная, начала разговаривать с его мамой и очень много интересного узнала.
Мама Андрея – Инесса Ефимовна Горелова, родилась 2 апреля 1925 года в г. Бологое. С 1925 года, после 3 месяцев со дня рождения, родители перевезли в дом на ул. Знаменскую. Отец – военный, в 1 конной С.М. Буденного служил, а мама – графских кровей Ясиновских, выпускница Смольного института благородных девиц.
21 июня 1941 года Инесса, выпускница Вагановского балетного училища,16-ти лет, гуляла на выпускном вечере, потом на набережной Невы. Пришла утром домой. Война! Решили с подружками, что быстро немцев разобьют. Всем классом – в военкомат, проситься на фронт. Но их оттуда выгнали, делать девчонкам 16 лет на фронте нечего.
Потом дело нашлось и для девчонок. Рыли окопы под Лугой, вдруг , солдаты бегут: «Немцы!», -- все бегом в Ленинград. Потом -- в МПО –местную противовоздушную оборону: зажигалки тушили, сбрасывали с крыш.
18 марта 1943 года – призвали в армию, через 2 месяца – радистка1 класса, зачислена в воинскую часть. Охраняли Дорогу жизни на Ладоге. Была ранена, 6 дней без сознания, потом сбежала из госпиталя в часть, где служил отец. В штабе пограничных войск служила телефонисткой.
«Запомнился ли день 9 мая?», спрашиваю Инессу Ефимовну.
«А как же. Сбежали с подружкой из части гулять по Невскому. Смотрели на корабли, салют. Радость незабываемая!!!
Как блокаду пережили? Все страдали, а доброта в людях была. Кто не мог ходить, брали у этих людей карточки, приносили хлеб, не могли брать себе. Но были и другие факты. Соседка Инессы Ефимовны пришла к знакомой, та попросила постирать бельё, которое лежало под кроватью. Соседка нашла в белье, в тазу ручки и ножки её ребёнка.
Стараясь отвлечь от тяжёлых дум, я спросила: «Когда вы влюбились?
«Первый раз -- в старшину Субботина, он подарил мне стихи, написанные 01.03.1944 года, я их храню.
Представляете, люди писали стихи: голод, холод, смерть, а они писали. Вот они; Нано --- так почему-то он меня называл.
Может быть за рюмкой водки,
Когда кончится война.
Вспомнишь ты, как жил Субботин
Злой, как демон, старшина.
Вспомнишь все его приказы,
Как кричал он сам не свой.
-Эй, заморские «заразы»
Становитесь быстро в строй!
Как шутил он, как смеялся,
Устремив печальный взгляд.
Как тобою увлекался
И как дал тебе наряд.
И как ласково с тобою
Часто, часто говорил.
Я хвалы – о, нет, не стою.
Но я честно с вами жил.
И за вас, как брат за брата,
Был готов я всё нести.
Ну, а если виноват я,
То одно прошу: прости!
Не сердись. Я не сердился,
Хоть хотел, скажу ни раз.
Может вспомнишь, я влюбился
В огоньки прекрасных глаз…
Всё прошло. Молчу. Ни звука.
Надоел тебе я как…
Жизнь такая, Нано, штука,
Век живи и век дурак.
А второй раз?
Второй раз в 26 лет в Фауста, он на рояле играл отлично, 2 года в консерватории проучился. Мать его была пианистка.
Что давало вам силы, Инесса Ефимовна, в те трудные военные годы?
Ответ простой: «Вера в Победу».
Вот такая встреча произошла с мужчиной, уставшим от одиночества, и его мамой.
На прощанье бывшая балерина, не ставшая звездой, мечтавшая о сцене, спросила меня: «А ваши мечты осуществились?»
Не все. Ещё в институте мечтала научиться играть на фортепиано, ну хотя бы песни петь под свой аккомпанемент. Потом мечтала играть на гитаре и петь. Любила рисовать с детства. Всё не хватает времени: то учёба, то работа, то муж и дети. Про свои желания приходиться забывать.
«Лариса Васильевна, а как же с Андреем Фаустовичем, сложились отношения?».
Встретились ещё два раза, ему и его маме я очень понравилась, но много внимания не могла им уделять. До работы от них мне ехать два часа в один конец, забота о внуках – каждый день, поняла, что сил не хватит. Со слезами на глазах честно Инессе Ефимовне всё сказала.
Понравились они мне, но человек должен нести свой крест по силам. Прошло уже три года, вспоминаю их. Хорошо, если Андрей нашёл ту, которую искал. От всего сердца желаю исполнения его мечты. Ведь должны же они у кого-то сбываться.
Карелина Александра, 62 года,
Адрес: г. С –Петербург, ул. Казакова, д. 40, кв.128., телефон --89119044864

6 комментариев:

Шевчук Елена Анатольевна. комментирует...

Спасибо за Вашу работу по патриотическому воспитанию молодого поколения.

Шевчук Елена Анатольевна. комментирует...

Спасибо!

Никита Кынев комментирует...

Меня взволновал рассказ о фронтовике Леониде Фёдоровиче Андронове. Его жизненный путь показывает,что знание может спасти жизнь. Если бы он был в пехоте,то вряд ли выжил бы на войне.Видя на войне смерть, жестокость, удивительно, что его сердце осталось добрым.
Мой прадед Дмитрий сопровождал эшелон с пленными евреями, они должны были на ходу поезда выпрыгивать. Вместе с ними выпрыгнул мой прадед, но не удачно, лишился правой руки. Евреи его не бросили в лесу, спасли. Потом он воевал вместе с ними в партизанском отряде. После войны всех детей и внуков назвал еврейскими именами в честь своих спасителей. Долго после войны работал председателем колхоза. Мы помним о нём и гордимся его фронтовыми и трудовыми подвигами.

Александра Карелина комментирует...

Никита, спасибо тебе за хорошие слова!

Юрий Ландеховский комментирует...
Этот комментарий был удален автором.
Юрий Ландеховский комментирует...

Я с огромным интересом и волнением читал данный рассказ, было очень интересно как же будет развиваться жизнь Леонида Федоровича Андронова. При столь жестоком времени - война, у Леонида Федоровича остается доброе сердце. Видимо ему суждено было выжить на войне, про помощи своего ума, то есть не быть обычным рядовым и постоянно бороться в тылу с врагом, а быть топографом, разведчиком, наблюдателем, командиром отделения разведки. Мой прадед был Майором Советской Армии. Воевал в Великой Отечественной Войне в Морской Пехоте. Он имеет много правительственных наград. Я горжусь свои прадедом и буду помнить о нем до конца своей жизни и буду рас
сказать о нем свои детям и внукам.